Мост

Кофейно

Знаешь, мне порой кажется, что нити радости пронизывают этот мир и даже обвивают меня, но я никак не могу попасть ими в узенькое ушко моей игловатой души.
Я смахиваю с себя грязь, распутываюсь и иду пить кофе, зёрна которого заботливо собирал для меня какой-то эфиоп. 
На кухне я вылетаю в окно ловить Маргариту. Правда, я обеспечен набедренной повязкой.

Я иду по улице. Прохожие становятся декорацией.
Что меня трогает в этой жизни? Импрессионистические мазки, аромат кофе, уровень наготы, регулируемый набедренной повязкой и одна девушка.
Вот и всё, что касается моих линий жизни. Жизней.
А ветер подхватывает меня и танцует со мной вальс в облаках. А потом превращает меня в тысячи кофейных зёрен.
Я рассеиваюсь по туркам душ. И закипаю не в себе.
А после какая-то женщина толкает меня вперёд по чёрно-выцветше-белой зебре, дабы я не мешал ягуару проехать.
Я оказываюсь перед магазином с гордой вывеской "24". Работал бы 25... было бы, куда пойти, когда оказываешься вне времени.
Но и располагаться ему бы пришлось тогда во внеместе.
Магазин моей мечты сюрреалистичен.
В этом магазине один товар. Моя мечта.

Я вижу девушку. Она улыбается мне. Искренне ли? Когда я вижу её, я приземляюсь. Но Земля сразу становится совсем иной плоскостью. Кругленькой такой плоскостью.
Расцветает даже монотонность на галстуке мужчины передо мной.
Я сам выбираю цвет.
Сегодня - зелёный.
Сегодня я плачу долларами.
- Да-да, девушка, вы угадали. Я снова к вам, так как кофе закончился.
Мост

Когда нет слуха и голоса









Я люблю писать стихи. Жаль, не умею.

Я живу в постоянной депрессии,
В невозможности понимать себя,
Так, будто напечатанный в прессе я.
В некрологе. С оттенком. Любя.

Мне не пишут на адрес, что снизу
Был указан в газете той самой.
Но на небо штампуют мне визу
Только небо является ямой…

Да навозно-компостной.
Да с двадцатым апостолом.
Да с Иисусом Христом.
Да с унылым «О, Господи!».
Да с политикой партии.
Да с карманами Ленина.
Да с наследными принцами.
Да с последним из племени.
Да без рифмы на «принцами»!

Стоп. Ошибка. Не тот некролог.
Я быть должен в соседнем.
(Душу отдал в залог).
Это мне принципиально.

Прохожу облака. Улетаю почти…
Но спускаюсь по грифу романсом.
Да, всё небо – гитара. Там нельзя без души.
А мораль такова: не платите авансом!!!



Мост

Небо закончилось

Привет. Сегодня дождь и скверно...
Скоро будет солнечно!
Я узнал, что настенные часы в моей квартире громко тикают. Почему я раньше этого не замечал? Почему я и предположить не мог, что они настолько громкие, что мешают спать...
И яркий свет этого серого дня тоже мешает спать. Он будто чувствует себя полноправным хозяином, который не привык, что на его территории спят. А я всё же использую единственную знакомую мне машину времени - сон - чтоб уйти сразу в будущее. Чтоб побыстрее очутиться в завтра.
Но сон коварен. Он имеет побочные эффекты. Он посылает невнятные картинки, от которых после зависит расположение духа. Хотя картинки сами от нас и зависят.
Один мой друг сказал: "Знаешь, из всего непротивозаконного я больше всего люблю спать".
А я бы не отказался петь колыбельные. Только выросшим на них детям пришлось бы не сладко. Мои колыбельные были бы слишком честные... Они бы поведали слишком много.
Хочу писать сказки. Получается социальная фантастика.

Впрочем, есть ещё в этом мире места, где тихо и спокойно. Как я хочу снова в место на фотографии. Ну и пусть из меня лыжник не вышел. Я просто люблю заснеженные горы и большие отели на обрывах.

Мост

Нервное сердце

Когда свобода воли снова взяла всех за жабры. (с)
Я слишком ленив, чтобы приводить точные цитаты. (с)


Я хотел бы сесть у дерева, на котором растут времена. И почувствовать себя Исааком Ньютоном, когда об меня ударится плод некоего донашеэровского года. Закон притяжения.
Хотя нет, враньё. На дереве, где растут времена, сейчас одни почки. Зато под ним очень много сухой листвы, которую мы буквально мнём ногами, подходя к дереву и восхищаясь почками. И прекрасно осознаём, что стоит только появиться зелёным плодам, мы их сразу съедим. Незрелое время.
Нет, этого дерева не существует. Существует только абстрактное чистое поле. Куда хочешь, туда иди. А ориентиров нигде нет. Да и крики матом сзади доставляют небольшое удовольствие.
Хочется "честного дыма сигарет", зеленых листьев и любви. Последнее - прихоть. Без первых двух вряд ли проживу.
Мост

Чёрный Телефон

С сегодняшнего дня прошу считать меня недействительным... (с)



Кажется, в наше время тот самый образ Чёрного Человека пора заменить образом Чёрного Телефона.

Я растворяюсь в мире, который полон разъедающей кислоты. А я всего лишь растворяюсь. В бесчисленных чашках с отбитыми ручками, наполненными пакетированным чаем, в наушниках, которые пахнут звуком моих ушей, в хомяке, грызущем прутья своей клетки и понимающем, что это бесполезно, в контрастном душе, которому мешает забитый водопровод, в ничего не значащем амулете, который я ношу вместо крестика, чтобы чувствовать под одеждой на шее железо, в выбивании на клавиатуре чечётки пальцами, в стекле, отгораживающем меня от ночи, и в постоянном общении с оператором мобильной связи...
В гарантийном талоне, лежащим поверх конспектов с неумелыми рисунками, в летнем времени и отстающих ровно на 61 минуту часах на стене, в корочках мандарина и пустых корочках несуществующего доселе паспорта, в цене, отданной за корм для хомяка, в холодном касании должных быть на руке ещё одних часов, в узле для галстука, в конфликте со дворником, в чёрном диске на небе, прикрывшем солнце...
В беспощадном выкидывании советских чашек, в бюстах дорогих проституток, в выброшенном в первую же урну трупе хомяка, в крестике, который я ношу, чтобы чувствовать себя своим среди всех, в воскресной молитве, которую я учу субботней ночью, в музыке, бьющей по ушам, в ночных клубах, в своих охранниках, которых я начинаю путать, в зеркале, перед которым мне завязывают галстук каждое утро...
В найденной неожиданно на кухне последней чашке с отбитой ручкой, в том, как она падает на пол и бьётся на осколки, в смехе от того, что вы зачем-то это читаете, в своих 15 годах и галстуках с завязанными ещё в магазине узлами, в живом хомяке, в отсутствии дворника, как такового, в страхе.

Если когда-то что-то из вышеописанного и станет причиной моего падения, то это исключительно страх. Ибо он назойлив. И, возможно, единственный из всего реален и искренен. Но в этом суждении уже есть что-то от "трупа хомяка"... Замкнутый круг.